ПУТЬ ХУДОЖНИКА

5
pesatel1-001

Всем привет! Меня зовут Ольга Леончук. Это настоящее имя, данное мне при рождении. Есть ещё второе. Вера. Вера Лапанович. Мой псевдоним.

Как и всякий автор-мечтатель я придумала его много лет назад. Когда решила написать книгу. Книга есть. Но она в моей голове. Как и сотни тараканов, которые неустанно, много лет подряд, приходят рано утром на смену и до поздней ночи строчат мне установки: «Писательство — это не твое», «Так денег не заработаешь», «И ты действительно думаешь, что это кому-то интересно?», «Бред!», «Записки графомана», «Скучно», «Иди уже найди нормальную работу»… В общем, здорово отвлекают.

Мне 36 лет. Родилась в небольшой деревеньке в Беларуси. С детства мечтала стать ветеринаром. А мама хотела, чтобы я стала учительницей. Как она. В итоге я потерялась. И перестала отвечать на вопрос: «Кем ты хочешь стать, когда вырастешь?» Пока в лет десять случайно не решилась отправить своё сочинение в детскую республиканскую газету. И надо же! Его напечатали!! И подпись главное жирными буквами: Ольга Леончук, д. Рудск Брестской области. Я носилась с этой газетой по деревне и всем показывала, мол, смотрите: это я! Это же я! Тогда я стала строчить во все газеты. Как телетайп. В районную. В областную. В республиканские. В подростковый журнал. Меня печатали. Я собирала вырезки и заботливо клеила их на альбомные листы формата А4, чтобы потом прошить, связать ленточкой и упаковать в папку.

Как-то в «Зорьке» (это детская газета того времени) объявили конкурс на лучший спортивный репортаж. И главный приз – поездка на юнкоровскую смену в «Зубрёнок». «Как же туда хочу!» – мечтала я. «Там всё куплено. Зря ты надеешься. Приз один. А детей целая республика. Так почему он должен достаться именно тебе?» – отговаривала мама. Но я не сдавалась. Я написала весёлый отчёт про нашу школьную олимпиаду, просмаковав в деталях момент, когда участники с закрытыми глазами бились мешками с соломой. И как один из них промахнулся и со всей дури заехал физруку по лысине. Да так, что тот даже повалился.

Было морозное январское утро. Мама рано ушла, потому что намечалось селекторное совещание директоров школы. А она как раз и работала директором. Я болела и не пошла в школу. Что-то читала. Мама влетела в дом то ли расстроенная, то ли растерянная. Вся красная от возмущения и от мороза.

– Ты меня так сегодня опозорила!
– Я? Как? Я же дома.. – оправдываясь, промямлила я в ответ и внутренне вся сжалась.
– Представляешь! Селекторное в области. Сам кто-то там выступал. И вот он говорит: «Наталья Тимофеевна встаньте! К Вам отдельный разговор!» Оказалось, он меня поздравить захотел. Спросил, Ольга Леончук – не Ваша ли дочь. В общем, ты путёвку в «Зубрёнок» выиграла…

Я знала. Знала.

В лагерь мама отправляла меня со скрипом. Всё раз сто проверила-перепроверила. Всё аккуратно сложила. Даже три палки колбасы. «Вдруг голодно будет. Так ты её по ночам ешь..»

Это была самая крутая и незабываемая смена. Вернувшись, я чётко решила, что пойду поступать на журфак. Этим и жила многие годы. Пока, посмотрев проходной балл, мама снова не засомневалась, пройду ли я. Видно, на этот раз её сомнения, приправленные скептицизмом были настолько сильны, что я тоже засомневалась. «Там же ещё немецкий сдавать. Ну и что, что по ЕШКО весь год дополнительно учила. А вдруг историю завалю».

Так я не пошла поступать на журфак, а пошла в педуниверситет. Мама, подключив все связи выбила ещё целевое направляет, которое накидывало целых два балла к заработанным на экзаменах. У меня была красная медаль. И право поступить экстерном, сдав на пятёрку всего один – первый – экзамен. Это был беларуский язык. Я отнеслась серьёзно. Занималась с репетитором. Много сама читала. И не сдала. На пятёрку не сдала. Тёти из приёмной комиссии даже не стеснялись: «Эта же из деревни. Вряд ли родители апелляцию напишут. Видно, что она итак поступит. А нам нужно, чтобы поступила Даша».

Помню, брела тогда по подземке и очень хотела сбросить себя на рельсы. Внутри было пусто. И обидно.

В общем, я разозлилась. Остальные экзамены, хоть и не готовилась, сдала на пятёрки. Перебрала целых семь баллов относительно проходного. Поступила. Специальность моя называлась «преподаватель беларуского языка и литературы, детский и юношеский журналист». Вот такой вот компромисс.

Студенческая жизнь вовлекла и засосала. Со временем я забыла про журфак и про свои детские мечты. Тем более, что в группе собралась кучка действительно достойных и интересных ребят, многие из которых (одна *ржу) успешно реализовала себя в журналистике и работает выпускающим редактором глянцевого журнала.

Я же сразу после учёбы пошла работать на ТВ. Как сейчас модно говорить – по блату.

На телик я не собиралась вовсе. Но как раз в тот момент открылся новый канал, аналог ОРТ, только ОНТ. И друг моего будущего мужа работал там ведущим новостей. Узнав, что мне грозит распределение по тому злосчастному целевому направлению (прямёхонько в мою родную деревню), он взял на канале открепление и заверение, что им нужен именно я специалист. *улыбаюсь Так я попала в Службу Новостей. На стажировку.

Это было три месяца ада. Даже не потому, что пакет «по блату» включал только базовые услуги: «Я устраиваю тебя в Службу Новостей, знакомлю с выпускающим редактором. А дальше сама.» А потому, что я каждый день боролась. Каждый день я вставала рано. Возвращалась домой поздно. Выезжала на объекты с топовыми журналистами. Писала параллельно тексты. Эти тексты ругали и громили. Я сомневалась. В себе сомневалась. В выборе профессии сомневалась. Во всём сомневалась. Ночью мысленно всё бросала. А утром всё начиналось с начала.

Это было три месяца рая. Я до сих пор вспоминаю наш крутой коллектив. Костяк. Планёрки. Шутки. С большим тёплом вспоминаю. Многие разъехались. Кто в Москву, кто в Киев, кто в Германию. Но тот опыт, что они мне дали. Тот драйв. Это было незабываемо. К слову, позже став топовым журналистом, я доставала из закромов свои первые видюшки и репортажи и тихонько ухмылялась. Их уже никто не разносил. Лучший сюжет в выпуске! Ага, так бывает..

В Службе Новостей я проработал два года. Когда календарные и религиозные праздники пошли по третьему кругу, я поняла, что мне стало скучно. Плюс это был период, когда газовые отношения между Россией и Беларусью здорово накалились. Мои закадровые шуточки и ирония уже не воспринимались на ура, как это обычно бывало. Всё стало политически выверено и здорово так отцензурировано.

Я ушла. Ушла на другой канал. Достаточно легко. Потому что не зависела материально. С умением писать ёмкие короткие тексты и уверенностью, что могу гораздо больше.

Вначале работала редактором в молодёжной программе.

Потом, осмелившись, взялась за еженедельный пятнадцатиминутный документальный проект на разные социальные темы. Причём, когда я говорю разные – имеется ввиду сааамые разные. От наркотиков с проститутками до агротуризма. Только я и оператор. А, и ещё водитель. Втроем мы каждую субботу выпускали новую программу. Без выходных и перерывов. Так, незаметно для себя, я истощилась. И в плане тем. И в плане ресурса. Думала уходить. Но как раз в это время руководство канала одобрило идею на документальный фильм к двадцатилетию Чернобыля. Я не могла отказаться. Такой шанс выпадает не часто. Это же возможность прочувствовать себя автором и режиссёром документального кино! Всегда мечтала. И я поехала. На неделю в Чернобыль.

К слову, фильм получился хороший. Необычный. Через дискотеку. От горя к радости и обратно. Я нашла ди-джея, который проводил дискотеки в Чернобыле и должен был проводить тогда, 26 апреля, дискотеку в местном клубе. Даже помню как его зовут. Александр Демидов. На его рассказах. На разном восприятии поколений. На постоянных ретроспективах и было построено кино. Я довольна. Фильм даже взял первое место на каком-то экологическом фестивале, «обойдя ОРТ и РТР», как с гордостью сказала мне директриса, вручая статуэтку и диплом. Но мне он стоил дорого.

Стрессы, усталость и эта командировка забрали у меня щитовидку и возможность иметь детей. В последнее я не верила. Поэтому, уволившись, и немного придя в себя, родила чудесных близнецов.

Возвращаться на ТВ не хотелось. И я стала искать себя в фотографии. Два года очно старательно училась. Всё по-взрослому. Диафрагма. Выдержка. Композиция. Я даже видела себя фотографом, если честно. Но моя карьера закончилась покупкой дорогущей профессиональной тушки и набора съёмных не менее дорогущих профессиональных объективов. Поняв, что всё у меня есть, я снова потеряла интерес.

Попробовала себя в дизайне интерьера. Интересно. Модно. Могу. Не хочу.

Потом вообще только мамой и женой стала. Надолго. Вплоть до переезда в Испанию. А тут опять загрустила. Понимая, что всё то, да не то. Что так много уже знаю о детях и готова им помогать (ведь вовремя пролеченный ребёнок – плюс один счастливый взрослый), решила отучиться ещё на детского психолога. Благо, на базе педагогического образования, это всего два года. Пригодилось! *улыбаюсь

Сейчас у меня есть блог. Я пишу психологические зарисовки о детях, какие-то статьи, мысли, рассказы. Также делюсь настроением в инстаграме. Это оказалось не так-то просто. Разрешить себе писать. Вот как сейчас, например. Не обрамляя это в какие-то профессии и не называясь осторожно пЕсатель. Потому что я – писатель. Всегда была. И есть. Для этого у меня созданы все условия. Чудесный дом. Любящий муж. Замечательные дети. Двое. Мальчик и мальчик. Достаток. Время. Море. Вино. Хамон. Паэлья. Всё есть! Осталось просто писать..

Хотя нет, визуализируя, понимаю, что хочу, чтобы мне за писательство ещё щедро платили. На платиновый счёт. Так, чтобы на всё хватало. На круассан и на яхту. На платье и на слетать в Австралию. На подарки любимым людям и на покупку нового дома. На благотворительную помощь нуждающемуся и на открытку с пингвином.


Я знаю, что так и будет. Как с тем главным призом в «Зубрёнок». Просто знаю. *широко улыбаюсь


Метки: , , ,

|


Добавить комментарий

*

2 Comments

  1. Отправлено Елена Миронова, в Ответить

    Олечка, все получится. Просто пиши! Обнимаю!!!

  2. Отправлено kolokolchik, в Ответить

    Спасибо, Лен! Приятно, что заглянула *улыбаюсь